silovik

Профиль:
Forgot password?
Спонсоры:
товары для  силовиков


Стань спонсором
Статистика:
Пользователей: 2,889
Тем: 8,698
Сообщений: 59,394


Сейчас на форуме 103 посетителей.
Яндекс.Метрика
Эта панель скрыта для гостей, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь
Поиск по форуму:
Старый 26.06.2012, 13:11   #1
Габриэлла
супермодератор
 
Аватар для Габриэлла
 
Регистрация: 24.11.2011
Адрес: в зависимости от места командировки
Сообщений: 7,124
Blog Entries: 28
Сказал(а) спасибо: 452
Поблагодарили 354 раз(а) в 311 сообщениях
По умолчанию ШАМИЛЬ БАСАЕВ: ДЕМОН ВОЙНЫ

источник: Ал. Черницкий, "Падшие звезды террора"
Тяжело в учении — легко в бою

Субботним вечером 13 марта 1999 г. на окраине Гудермеса появился новый блок-пост: бетонная тумба на асфальте и группа автоматчиков в масках и камуфляже. Они равнодушно пропускали все автомобили до тех пор, пока не остановился УАЗ-469, в котором ехали четверо. Из машины вышел молодой чеченец и долго убеждал в чем-то автоматчиков.
Наконец его оттеснили в сторону, вытащили водителя и стали пинать ногами. Когда молодой чеченец бросился на помощь, его столкнули на обочину и располосовали из двух «Калашниковых». Затем приказали покинуть машину пожилой женщине, а сами набились внутрь и укатили вместе с пожилым одноногим мужчиной.
Женщина осталась одна рядом с окровавленным трупом. На попутках она добралась до границы Чечни с Дагестаном. Здесь женщина рассказала, что зовут ее Аминат Бидаева и что неизвестные похитили ее мужа Магомеда. Милиционеры отправили женщину на попутном транспорте домой — в село Карамахи.
Спустя сутки Шамиль Басаев выступил по ичкерийскому телеканалу «Кавказ». Объявив, что похищен тесть его «брата» Хаттаба и убит его телохранитель, Басаев обвинил в этом Масхадова. Побратим предположил, что президент
хочет обменять инвалида Бидаева на генерала Шпигуна, чтобы заслужить одобрение своих хозяев в Кремле. После этих обличительных слов Басаев добавил с издевочкой:
— Кстати, я могу уплатить выкуп за тестя моего брата Хаттаба. Пусть похитители назовут любую сумму, какую пожелают!

8 дней назад в аэропорту Грозного прямо из самолета был похищен генерал-майор Геннадий Шпигун, полномочный представитель МВД России в Чечне. Потребовав его немедленного освобождения, Россия отключила Чечне электричество и перекрыла все транспортные потоки. Террористам такие меры доставили минимум неудобств: они имели передвижные электрогенераторы и прекрасную связь с внешним миром через Панкисское ущелье.
Масхадов запаниковал: ему никак не удавалось навести порядок в республике. Хотя никто так и не доказал причастность Масхадова к похищению, угроза Басаева привела к тому, что спустя 16 часов инвалид Магомед Бидаев вернулся домой.

А что же генерал Шпигун?
Дабы досадить Масхадову и показать язык Москве, генерала убили. Сделали это братья Ахмадовы — близкие сподвижники Хаттаба и Басаева.
К весне 1999 г. всю высокогорную южную Чечню контролировали Басаев с Хаттабом, а не Аслан Масхадов. «Мы не успокоимся, пока Масхадов не уйдет», — твердил Шамиль. Возрождение Чечни из руин, которым пытался заниматься Масхадов, нисколько не заботило Шамиля. Он вознамерился объединить Чечню с Дагестаном в имамат наподобие того, что существовал в 1828-59 гг., а начиная с 1834 г., возглавлялся знаменитым имамом Шамилем.


Откуда же взялся этот грозный Шамиль Салманович Басаев? Он родился 14 января 1965 г. в сельце Дышне-Ведено, которое отделено от собственно Ведено стремительной Хулхулау. По злой иронии судьбы сельцо основали русские, и братья Басаевы — их потомки. Речь идет о тех русских, которые в 1830-х гг. переметнулись из царской армии на сторону имама Шамиля.
Новоявленный Шамиль пас баранов, после школы поработал в совхозе и отправился служить в ВВС, где попал в аэродромную команду. После демобилизации вернулся в Дышне-Ведено и бил баклуши вплоть до лета 1986-го, когда попытался поступить на юрфак МГУ. Убедившись, что для этого он не располагает и десятой долей необходимых знаний, Шамиль решил выбрать вуз попроще — для «совхозной» карьеры.
Но в Чечню он не вернулся и весь год до следующих вступительных экзаменов провел в советской столице, перебиваясь случайными заработками.
В институт инженеров землеустройства (МИИЗ) Шамиль поступил с первой попытки. Однако на дворе было время великих перемен. Коммунистические власти разрешили занятия бизнесом — правда, его непременно следовало прикрывать вывеской кооператива. Напрочь забросив учебу, 22-летний Басаев влился в ряды чеченцев, делавших «быстрые» деньги на всем подряд.

В 1988-м начинающего предпринимателя выставили из вуза за академическую неуспеваемость, однако его комната в общежитии еще долго бывала полна земляков, яростно обсуждавших деловые вопросы. На смену кооперативам пришли товарищества «с ограниченной ответственностью» — на деле с неограниченной безответственностью. Хитрый, изворотливый Шамиль стал соучредителем такого ТОО, а скоро и обладателем приличного состояния.

В 1991 г. во всех советских республиках оголтелые националисты стремились отобрать власть у коммунистических функционеров. Как грибы после дождя, возникали всевозможные национальные объединения, и чеченцы
оказались на пике этого процесса. Им показалось недостаточно чересчур интернациональной Конфедерации народов Кавказа (КНК), и они основали Общенациональный конгресс чеченского народа (ОКЧН), который в марте возглавил генерал Дудаев. Он вступил в жестокую конфронтацию с Доку Завгаевым, партийным лидером Чечено-Ингушетии.

Побывав пару раз на родине, 26-летний Басаев понял, что пора «завязывать» с Москвой, иначе можно опоздать к дележке чеченского пирога. На Кавказе принято разрешать проблемы не в суде, а силой. Шамиль догадался, что ему необходима группа вооруженных сторонников. Уже в июне он с помощью братьев принялся сколачивать отряд, который незамысловато назвал «Ведено».
Поначалу он действительно вербовал лишь горцев родного Веденского района, предпочитая тех, кто служил в «десантуре» и других элитных частях.

Одновременно Басаев окунулся в оружейный бизнес, перепродавая стволы и патроны другим начинающим полевым командирам. Его отряд охранял съезды КНК и ОКЧН. Худенький, невысокого росточка Шамиль быстро становился авторитетной фигурой. Его заприметил главный дудаевский охранник Руслан Шамаев.
И тут грянул августовский путч. Возврат к старому означал для Шамиля крах. Ясно было, что Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) разгонит как полубандитские фирмы, так и незаконные вооруженные формирования. Да и генерал Дудаев понимал, что не потерпит старая советская гвардия ни национализма, ни сепаратизма. Пока его враг Завгаев выжидал, Дудаев решительно выступил против ГКЧП.
Провал путча оказал ошеломительное воздействие на Басаева. Оказалось, что едва вооруженная горстка людей на баррикадах способна одолеть государственную машину, которую олицетворял ГКЧП. Шамиль занялся вербовкой боевиков в отделениях милиции и даже управлениях КГБ. Люди охотно оставляли службу, потому что «оклад» Басаева заметно превышал государственное жалованье, особенно с учетом раскручивающейся в стране спирали инфляции.

5 октября 1991 г. отряд Басаева вместе с группой Шамаева захватил здание КГБ Чечено-Ингушетии. А несколькими днями позднее басаевцы охраняли ельцинскую делегацию во главе с Хасбулатовым, которая прибыла, чтобы отнять власть у Завгаева и передать ее Временному высшему совету Чечено-Ингушетии.
Фактически власть была вручена генералам Аушеву и Дудаеву, которые опирались на реальную вооруженную силу и массовые симпатии населения. Генералы поспешили развалить Чечено-Ингушетию.

27 октября 90% чеченцев избрали Дудаева президентом и первым же указом тот объявил о независимости Чеченской Республики. Пока еще никто не догадывался каким кошмаром обернется эта «независимость».
На рубеже 1991-92 гг. Басаев впервые побывал на войне. В Азербайджане он отправился на фронт и несколько дней наблюдал, как безуспешно единоверцы пытаются вернуть себе взбунтовавшийся Нагорный Карабах. Сделав ставку на московские связи и беспрекословное подчинение Дудаеву (они из родственных тейпов ялхарой и орстхой), Басаев превратил президентский дворец в оружейный склад. Брошенного российской армией оружия было в Чечне немерено, и Шамиль стал крупнейшим оптовиком.
Весной посланцы Абхазии договорились с другими участниками КНК о помощи в грядущем восстании против Грузии. Как-никак грузин было в сорок с лишним раз больше, чем абхазцев, а КНК позарез требовался выход к Черному морю. Басаев вооружил до зубов чеченский батальон КНК, за что его благодарил Зелимхан Яндарбиев, лидер Конфедерации и вице-президент Чечни.

Подобно многим горцам, Басаев всей душой стремился выдвинуться на войне. Однако он понимал, что его армейский опыт никуда не годится. Что делать? Басаев нашел изящный выход. Каждый, кто имел дело с кавказцами, знает, как ловки они в ходе достижения неформальных договоренностей. Шамиль этим искусством владел виртуозно.
В абхазской Гудауте был расквартирован 345-й парашютно-десантный полк российских ВДВ. Басаев договорился с его командиром о боевой подготовке чеченского батальона. Комполка испросил разрешения начальства.

«Наверху» никто не возражал, даже наоборот. Министр обороны Павел Грачев, да и все руководство России было заинтересовано в ослаблении Грузии, хотя на словах, конечно, все осуждали абхазский сепаратизм.
В Главном разведывательном управлении генерального штаба (ГРУ) рассчитывали, что впоследствии благодарные чеченцы помогут унять бесноватого, не признававшего никаких компромиссов Дудаева.
Вмиг обнищавшие в ходе реформ 1992 г. офицеры-десантники также имели «интерес» — об этом Шамиль позаботился особо.
На лесистом склоне Бзыбского хребта россияне на совесть принялись натаскивать чеченцев: обучали тактике, обращению с бронетехникой, артиллерией, взрывчаткой, не говоря уже о стрелковом оружии. Вместе с Шамилем прилежно учился его брат Ширвани.


Война забушевала в июле. Ведущую роль в ней сыграли не абхазы и не чеченцы. Министром обороны Абхазии был назначен кабардинец, начальником штаба — адыгеец. Лучшими частями стали кабардинский и южно-осетинский батальоны, составленные из «афганцев».
Чеченцы рассматривали чужую войну как возможность дать практику реальных боев максимальному числу своих соплеменников.
Непосредственно чеченским батальоном командовал Хамзат Ханкаров, а Басаев занимался оргработой: обеспечивал Ханкарова и другие батальоны оружием, наспех обучал добровольцев и давал им месяц повоевать. Затем парней отправляли в Чечню, а на их место прибывали новые. Так Басаев «прогнал» через войну примерно 10 тыс. человек, в то время как численность батальона не превышала нескольких сотен. Абхазия стала кузницей, в которой чеченцы выковали победу над федералами в 1996-м.

Героиновый король

В январе 1993-го состоялось совместное заседание чеченского президентского совета и парламента КНК. На нем Басаева утвердили ни много ни мало командующим Экспедиционным корпусом КНК в Абхазии. Дудаев гарантировал материальное обеспечение командующего, а председатель Верховного Совета Абхазии Ардзинба назначил Басаева еще и заместителем министра обороны «по добровольцам».
Радость от разгрома Грузии в 1994 г. омрачало лишь то, что 29-летний Басаев лично почти не руководил боями. Зато он по-прежнему преуспевал в бизнесе. Шамиль установил связь с крупнейшими афганскими наркобаронами — узбекским генералом Дустумом и пуштунским премьер-министром Хекматиаром.
«Народная милиция» Дустума благодаря связям генерала перебрасывала опийсы¬рец грузовиками и вертолетами в Самарканд, а оттуда — по воздуху — в Чечню. Продукцию Хекматиара перевозили в Ичкерию напрямую из Кандагара. Первые самолеты стали прибывать уже в январе 1994-го.
Готовый к употреблению героин из Афганистана и Пакистана доставлялся вертолетами через Термез в Самарканд. Оттуда самолеты уносили «белую смерть» в Азербайджан, в аэропорт Насосная. В Насосной производился «чойндж»: люди Басаева выменивали героин на оружие.

Наркотик Шамиль и Ширвани переправляли в Абхазию. И в Сухуми турецкие корабли доставляли «белую смерть» на оккупированную турецкой армией северную часть Кипра, а также в Ливию. Далее героин по отлаженным каналам уходил в Западную Европу. Взамен корабли везли... вновь оружие, только в гораздо большем количестве.

В апреле 1994-го Шамиль и Ширвани отправились лично знакомиться с прославленными моджахедами.
По дороге «забили стрелку» со всесильным Бекмаматом Османовым — неформальным властелином Южной Киргизии. На здешней благодатной земле выращивают, в отлично от Афганистана, не только мак.

Киргизия вместе с Казахстаном производит ежегодно астрономическое количество сырья из индийской конопли — около 3 млн. тони. Все это «добро» перерабатывается на марихуану и гашиш.

Наметив путь переброски продукции Османова в Эстонию (тамошние националисты сочувствовали чеченским коллегам и обожали генерала Дудаева, который служил в Таллине), Басаевы отбыли на встречу с вице-премьером Узбекистана Джурабековым, который долгие годы курировал вопросы наркобизнеса. Здесь также была достигнута договоренность о взаимовыгодном сотрудничестве.
Наконец братья прибыли в забытый Аллахом Афганистан. Молодые единоверцы были встречены очень тепло и дольше всего пользовались гостеприимством прославленного таджикского наркобарона Ахмада Шах-Масуда. Рассказывая об этой и последующих поездках в Афганистан, Басаевы всегда упирали на то, что все время отдавали постижению премудростей партизанской войны: о наркотиках ни слова!


Вернувшись на родину, Шамиль Басаев сделал две важные вещи.
Во-первых, женился на 17-летней абхазке, с которой познакомился еще во время войны с Грузией. Девушка была из почтенного рода Джениа и приходилась племянницей самому Владиславу Ардзинбе.
Во-вторых, для переработки опия-сырца Басаев смонтировал в чеченском городке Шали лабораторию британского производства производительностью ЗО тонн героина в год.

Разделенная на враждующие тейпы, напичканная конкурирующими бандами, оружием и наркотиками, Чечня неумолимо катилась к катастрофе. Часть ветеранов Абхазии составили оппозицию, которая чрезвычайно раздражала Дудаева. Оппозиция сильно окрепла, когда к ней присоединился Николай Сулейменов. Этот двухметровый громила носил кличку Хоза (Воробей), возглавлял в Москве Южнопортовую мафию и контролировал автобизнес. Люди Хозы не признавали «понятий» и беспощадно «мочили» конкурентов.
«Мы завоюем Москву точно так, как сицилийцы завоевали Нью-Йорк», — бросил как-то Хоза. Но прежде он задумал отвоевать у Дудаева Чечню — славное место для контрабанды и отмывания денег. С таким тылом и, правда, можно было вытеснить из Москвы всех прочих бандюг. Возглавил оппозицию бывший начальник дудаевской гвардии, Руслан Лабазанов, происходивший из тейпа Хозы и считавший себя кровником Дудаева.

Но Басаев не испугался. В отличие от Радуева или Гелаева, он искренне рвался в бой, хотел войны, жарких схваток и крови — чужой, разумеется. Шамиль объединил силы с .другим крупным паханом, с которым сотрудничал еще в Москве и который также промышлял оружием. Это был Султан Гелисханов, начальник департамента госбезопасности Ичкерии.
В июле 1994-го отряды Лабазанова, абхазских ветеранов и московских бандитов попытались захватить президентский дворец, но были выбиты оттуда гвардейцами, а также людьми Басаева и Гелисханова. В ходе уличного боя оппозиционеров загнали в 9-этажку на окраине Грозного.

«Разборка» вышла по-настоящему крутой. Шамиль догадался взять в заложники бывшего председателя комитета чеченского парламента по вопросам безопасности Ибрагима Сулейменова — родича Хозы. Бой перекинулся на дорогу, ведущую в Аргун, а затем и в сам Аргун. Гвардейцы, басаевцы и гелисхановцы штурмовали город и разгромили оппозиционеров, завалив улицы их трупами. Там же сложил голову и герой Абхазии Ханкаров, а Хоза отделался ранением. С этого события начался быстрый закат чеченской мафии в Москве.
Но вечно увешанный с ног до головы оружием Лабазанов не угомонился.

В сентябре он собрал вокруг себя новую группировку недовольных Дудаевым — главу администрации Надтеречного района Автурханова, бывшего мэра Грозного Гантамирова и родичей проживающего в Москве Хасбулатова.
26 ноября того же 1994 г. при поддержке ФСК оппозиция предприняла знаменитый неудачный штурм Грозного, приведший к войне.
«Тебя плохо слышно, Шамиль!»

Весной 1995 г. федералы захватили все чеченские города. Разрозненных полевых командиров ожидала суровая жизнь в бегах да высоких горах. Иногда они месяцами не могли установить связь друг с другом. После попытки отстоять Ведено у Шамиля Басаева осталось 300 боевиков, а ведь к началу войны ему подчинялись 2000 человек! Лишь нечто из ряда вон выходящее, фантастическое по размаху могло заставить федералов отступить.
— Я намерен сделать упор на диверсионно-подрывную деятельность, — объявил Шамиль журналистам 9 мая. — Только такая тактика вынудит российское руководство
сесть за стол переговоров.
Российское руководство не придало этой угрозе значения.
Около полудня 14 июня сотрудники ГАИ Ставропольского края остановили в 50 км от города Буденновска колонну из трех КАМАЗов и милицейского «жигуленка». На машинах не было номерных знаков, а в окнах виднелись военные и милиционеры с «кавказской» внешностью.
— Покажите, что у вас под тентами!
— Груз «двести» из Чечни, — ответили из «жигулей». — Досмотру не подлежит!

Сорвать взятку за провоз погибших солдат было чересчур даже для российских гаишников. Подозрительную колонну пропустили, о чем доложили начальству в Буденновск. Оттуда поступила команда следующему посту ГАИ как следует осмотреть КАМАЗы.
Однако и там все повторилось: кратко описав характер груза, проезжие отказались откинуть тенты. Пока еще все было поправимо, трагедии можно было избежать: никто не мешал блокировать колонну здесь, подальше от города.

Но от начальства поступил бездарный приказ: «Следовать в ОВД Буденновска». Места во главе и хвосте колонны заняли две милицейские машины, и под этим кон воем колонна вкатилась в город. Здесь один КАМАЗ застрял на перекрестке — кончилось горючее.
Но два других грузовика к 12:30 действительно подкатили к отделу внутренних дел.
Стоило милиционерам покинуть душные «жигули», из кузовов высыпались на мостовую автоматчики и тут же расстреляли своих «конвоиров». Другие милиционеры попытались вмешаться в происходящее через окна, но попали под плотный огонь.
Оставив часть боевиков блокировать ОВД, Шамиль Басаев приступил к взятию Буденновска. Отряды под командованием его заместителей захватили мэрию, узел связи, Сбербанк, медучилище, рынок и Дом детского творчества. Врывались в частные дома и квартиры, хватали прохожих на улицах. Размахивая автоматами, боевики отовсюду гнали ошеломленных людей на центральную площадь. Все возражения пресекались расстрелом на месте.

Уже к 13:00 город с населением в 60 тыс. был отрезан от внешнего мира, а над мэрией взвился флаг «независимой Ичкерии». За последующие два часа 160 басаевцев построили людей на площади в колонну, и повели ее по улицам к горбольнице. Горожан загнали внутрь, сами заняли огневые позиции возле окон. На крышу вскарабкалась женская фигурка в маске и камуфляже, и скоро над больницей взвилось зеленое знамя джихада. Бесстрашной знаменоской была Раиса Дундаева — фанатичная русофобка и «походно-полевая жена» Басаева.
Подсчитав по головам свою «добычу», Шамиль в 16:15 потребовал от властей вывести из Чечни российскую армию. В противном случае он обещал перебить 1800 заложников, и все понимали, что это не глупая шутка: на улицах уже лежали 36 трупов. В этот черный день о Басаеве услышала вся Россия и весь мир.

Ночью на 15 июня 1995 г. в Буденновск устремились министры и генералы, думские депутаты и журналисты, сотрудники Красного Креста и медработники. В город были стянуты подразделения всех родов войск, включая морскую пехоту. Улицы запрудили БТРы и БМП. Дальние подступы к больнице перекрыли внутренние войска, на ближних засели группы «Альфа» и «Вега», офицеры бригады спецназа Северо-Кавказского военного округа, подразделения Краснодарского регионального отдела спецопераций.

Утром Басаев объявил о созыве пресс-конференции и пригласил журналистов в больницу. Министр внутренних дел Ерин, зная о прочеченских настроениях СМИ, распорядился журналистов в больницу не пускать. Шамиль ответил на это приказом расстрелять 5 заложников. Тем временем депутат Госдумы Сергей Ковалев убеждал местных жителей в миролюбии чеченского народа, который вынужден защищаться. Женщины, чьи близкие были убиты или томились сейчас под стволами басаевской банды, готовы были задушить «правозащитника» и норовили отхлестать его по щекам.

Власти пребывали в полной растерянности. Президент Ельцин ушел в очередной запой, предоставив разбираться с заложниками премьер-министру Черномырдину, чьим главным качеством была непотопляемость. Сейчас на Виктора Степановича давили со всех сторон. «Силовики» и думское большинство требовали взять больницу штурмом. Оппозиция, СМИ и страны Запада поддерживали требование Басаева, хотя для отвода глаз осуждали захват заложников.

Как поступить? Лишь 16 июня кризисный штаб начал действовать, направив в больницу для переговоров проживавшего в Буденновске чеченца без ясных полномочий. Чтобы подхлестнуть власти, Басаев запретил медперсоналу больницы отвечать на телефонные звонки.
Жители города пришли в ужас, поскольку лишились последней ниточки, связывавшей их с родными.
И Черномырдин сдался. В 16:00 Басаев услышал его заявление по московскому радио: «Правительство гарантирует немедленное прекращение огня в Чечне... После освобождения заложников Басаеву и его людям будет непременно предоставлен транспорт и сопровождение с гарантией безопасности...».

«Силовики» пришли в возмущение. Им удалось склонить на свою сторону Ельцина, и вскоре после рассвета 17 июня спецназ пошел в атаку. Штурм не был подготовлен заранее. О взаимодействии между подразделениями никто не позаботился. Ни о каком молниеносном захвате здания не было и речи: штурм захлебнулся в самом начале.
Опытные боевики прикрывались заложниками, как живыми щитами. В ходе изнурительного 4-часового боя погибли около 100 заложников и рвавшихся к ним на помощь офицеров; потери басаевцев оказались вдвое меньше. Освободить удалось лишь людей из неврологического и травматологического отделений, которые бандитам было сложно охранять. Свыше 400 человек были ранены. Под вой сирен «скорые» свозили в Буденновск донорскую кровь со всего Ставрополья.

Сергей Ковалев торжествовал: он с самого начала настаивал на безусловном выполнении требований Басаева! «Правозащитник» обратился к Черномырдину с предложением вступить в прямые телефонные переговоры с террористами. Когда в больницу пропустили журналистов с фото- и телекамерами, Шамиль почуял запах близкой победы.
Утром в воскресенье 18 июня премьер-министр России позвонил в захваченную больницу. Чтобы у Басаева не было сомнений в том, что он разговаривает именно с Черномырдиным, в кабинете премьера расположились операторы ТВ. Вместе со всей страной Басаев видел своего высокопоставленного визави на экране телевизора.
— Говори громче, Шамиль Басаев, — кричал в трубку взволнованный Черномырдин. — Плохо слышно!
В ответ звучал глухой, хриплый голос Басаева. Он упивался славой: прежде такой чести не удостаивался ни один полевой командир! Потный, затянутый в строгий костюм Черномырдин попросил «не поддаваться на провокации» и обещал перезвонить.

Во время второго «сеанса связи» премьер согласился практически со всем, что потребовал террорист. Выкрутив руки огромной державе, Басаев уже к полудню освободил первую партию заложников. СМИ захлебывались от удовлетворения этим «жестом доброй воли»: оказывается, с чеченцами можно договориться, если захотеть!
Черномырдин вновь позвонил Басаеву и гарантировал безопасное возвращение его отряда в Чечню.
Назавтра в 5:15 к больнице подкатили 3 «Икаруса» и рефрижератор для трупов боевиков, которые пока лежали в больничном морге. Басаев составил список масс-медиа, представителей которых он готов был взять в «Икарусы», чтобы обеспечить свою безопасность по дороге. В их число попали британская Би-Би-Си, американская Си-Эн-Эн, немецкий «Шпигель», ряд российских газет и телекомпаний.

Под «охраной» журналистов к 17:00 Басаев освободил всех заложников, которых удерживал свыше 6 суток. Боевики с представителями медиа расселись по автобусам и в сопровождении милиции тронулись в обратный путь. Над опустевшей больницей реяло зеленое знамя ислама. Всего в Буденновске погибли 143 человека — не считая 58 «шахидов», которые замыкали колонну на полках рефрижератора.
Премьер-министр сдержал слово: ни одна возможность для штурма колонны не была использована. Излишне говорить, что Басаева встретили в Чечне как национального героя. Дело не только в обещаниях Черномырдина.



Накануне рейда муллы отпели всех его участников. Чеченцы отдавали себе отчет, что на любом блок-посту федералы могут заподозрить неладное. Блокировать колонну КАМАЗов на горной дороге несложно: достаточно направить навстречу ей и вслед ей по одному танку или БТРу.
Однако честных солдат и милиционеров чеченцы на всем пути так и не встретили. Грузовики с вооруженными боевиками проехали по контролировавшимся федералами северозападным районам Чечни. Пересекли границу с прифронтовой Северной Осетией. Прокатившись по зоне чрезвычайного положения, достигли единственного открытого тогда моста через Терек.

На здешнем блок-посту досматривались все, решительно все автомобили. Но — не КАМАЗы Басаева. Они перебрались на другой берег, достигли границы Ставропольского края. Отсюда можно было ударить по Минводам, Пятигорску, Кисловодску... Но Басаев рассудил, что никому не известный Буденновск защищен гораздо хуже. На протяжении всего 300-километрового пути Шамиль раздал армейским блок-постам, сотрудникам ГАИ, патрулям местных администраций, экологическим дружинам и прочим рэкетирам около $9000.

Президент Дудаев наградил всех участников рейда званием «Герой Чечни», басаевские замы Асламбек Исмаилов и Турпал Мовсаев стали кавалерами ордена «Честь нации». Сам Шамиль «за особые заслуги перед Отечеством, проявленные мужество, самоотверженность по отражению российской агрессии» был произведен в «бригадные генералы».

По Чечне прокатился слух, будто буденновский рейд Басаева — это чир, кровная месть за гибель всей его семьи из 11 человек. Дом Шамиля в Дышне-Ведено действительно был разрушен с воздуха 3 июня 1995 г.: погибли его сестра Зинаида с детьми и дядя Хасмагомед Басаев. Но супруга Шамиля вместе с его крошечным сыном находилась в безопасности у родителей в Абхазии. Тем не менее, образ Басаева приобрел трагические черты и совершенно покорил чеченцев, которые стали называть его «Шамиль Второй».

Россия объявила о прекращении огня, а Масхадов принял заведомо невыполнимое для него условие — роспуск всех незаконных вооруженных формирований. Пока в Грозном под эгидой ОБСЕ шли бесплодные переговоры, сепаратисты зализали раны, пополнили свои ряды и запасы оружия, подготовились к зиме в горах. Для отвода глаз боевики сдавали в милицию за вознаграждение старые стволы. Чтобы российское руководство было покладистым, Басаев неустанно стращал его новыми терактами за пределами Чечни.

В начале октября 1995 г. Шамиль во главе 300 автоматчиков перешел в Новолакский район Дагестана и разбил там лесной лагерь. Когда местное начальство попросило боевиков убраться восвояси, Шамиль заявил:
— Это наша, чеченская земля. До депортации сорок четвертого года здесь жили чеченцы. Я буду здесь находиться столько, сколько захочу.
В мае 1996-го сам «чеченский Геббельс» Мовлади Удугов признал: «Шамиль Басаев... всегда был тайной пружиной всех наших дел».
К августу 1996-го боевики Масхадова, Басаева, Хаттаба, Гелаева в большом количестве просочились под видом «мирного населения» в Грозный через продажные блоки-посты: началась операция «Джихад».
В чеченской столице находились 7500 федералов, еще 12 тыс. располагались в окрестностях.
6 августа чеченцы начали штурм, ударив по федералам с фронта и тыла силами 3500 боевиков.
К 14 августа город оказался в руках террористов. Потеряв около 500 убитых, российские генералы фактически утратили контроль над деморализованными войсками.


Уже 29 августа 1996 г. огромная Россия признала поражение от крошечной Чечни. Мирное соглашение выработали четверо: с российской стороны предприниматель Березовский и генерал Лебедь, с чеченской — «начальник штаба» Масхадов и «командующий Центральным фронтом» Басаев.
В долгие часы, пока шли согласования с Кремлем, Шамиль сражался с Лебедем за шахматным столиком.
Хасавюртовский мир чеченский шахматист назвал « передышкой».
Пир победителей


После войны 1994-96 гг. Басаев первым делом создал надежный тыл в родном Веденском районе. Его боевики ворвались в дом к Амиру Загаеву, префекту района. 56-летнего Загаева запихнули в машину и увезли в горное село Махкеты. Там в доме и. о. президента Чечни Яндарбиева поджидал сам Басаев, причем в качестве председателя военно-полевого суда.
— Ты наводил российские самолеты на наши базы и дома, — объявил он ошарашенному префекту. — Будем судить тебя за шпионаж!
Как ни клялся Амир Загаев в своей невиновности, все безрезультатно. Спустя несколько минут его вывели и расстреляли. Место префекта занял... Ширвани Басаев.
И хотя старший сын Загаева, отпетый бандит, объявил братьям Басаевым кровную месть, тягаться с Шамилем он не мог. За лояльное отношение к промосковской администрации Басаев расстрелял даже своего родича, который работал заместителем Загаева.


Подобным образом были казнены по всей Чечне сотни администраторов, которых миротворцы во главе с секретарем совбеза Лебедем бросили на произвол судьбы. Тысячи чеченцев в лучших шариатских традициях были избиты на площадях палками за «коллаборационизм» — таким же точно наказаниям подвергались уличенные в воровстве и употреблении алкоголя.

Во временном в коалиционном правительстве Яндарбиева Шамилю достался пост председателя Таможенного комитета — место не самое видное, но доходное.
А 27 января 1997 г. в Чечне состоялись президентские выборы. Кандидат Аслан Масхадов получил около 60% голосов. Кандидат Шамиль Басаев получил менее 25%. Кандидат Зелимхан Яндарбиев — 10%.
Басаев обещал чеченцам выстроить светское мусульманское государство по образцу Турции. Но, несмотря на его легендарную славу, народ не захотел видеть президентом второго Дудаева.
Большую роль сыграл также возраст: привыкшие подчиняться старейшинам, горцы сочли, что 32 года — маловато для главы государства. Не помогла даже смена имиджа: вместо военной формы Шамиль шел на выборы с коротко подстриженной бородой, в элегантном костюме и кожаном пальто.

Поражение возмутило Басаева: он уже привык побеждать. Чтобы заполучить Чечню в свои руки, Шамиль принялся вставлять палки в колеса Масхадову.
К концу февраля 1997 г. Басаев сколотил Партию свободы Чеченской Республики Ичкерии, которая поставила целью отколоть от России все республики Северного Кавказа. Затем они, по замыслу Басаева, должны были объединиться в единое государство. В качестве первого шага на этом пути Шамиль создал Конгресс народов Чечни и Дагестана — прообраз администрации будущего имамата, к которому присоединятся остальные горские республики.
Мучительно пытающийся навести в Чечне порядок, Масхадов пришел в ужас от этих планов и уже в апреле предложил Басаеву стать своим первым заместителем и курировать промышленные ведомства. Шамиль принял предложение лишь для того, чтобы расставить своих людей на ключевые посты. Под его давлением Масхадову пришлось назначить секретарем Совета безопасности психопата и торговца заложниками Доку Умарова.


Но главной целью Шамиля была вожделенная нефтяная отрасль. Коротко всю чеченскую промышленность можно охарактеризовать так: добыча нефти — 3 млн. тонн в год, переработка — свыше 10 млн. Никто не удивился, когда Комитет по топливу и энергетике возглавил Ширвани Басаев. Он энергично оттеснил прежних нефтяных магнатов, включая Радуева. Нефтеперерабатывающий завод в Беное Басаевы попросту приватизировали.
Поток нефтедолларов присоединился к реке долларов героиновых. Шамиль множил ряды боевиков, натаскивал их в хаттабовских аль-каидах, обеспечивал лучшим оружием, обустраивал казармы. Его полевые командиры одновременно были главами местных администраций и отделов милиции. Благодаря надежному финансированию басаевские отряды редко занимались похищением людей ради выкупа. Более того, заступничество грозного Шамиля нередко позволяло выручить кого-нибудь из плена: тесть Хаттаба не был исключением. Басаев превращался в этакого «хорошего разбойника».

Когда СМИ сообщили, что таджикские исламисты достигли соглашения с правительством Рахмонова, Басаев возмутился и направил лидеру оппозиции Сайду Абдулло Нури резкое письмо, в котором критиковал замирение. Басаев не видел себя вне войны, мирная жизнь была пресна и скучна для него. Замышляя войну за имамат, он был заинтересован в том, чтобы как можно больше стран оказались втянуты в вооруженное противостояние миру исламской экспрессии.

Вместе с тем ислам для бывшего советского человека Басаева мало что значил — в отличие от выросшего в фундаменталистской Саудовской Аравии Хаттаба. Требование ввести в Дагестане законы шариата и убрать оттуда российские войска было не более чем удобным предлогом для вторжения. Точно так, Арби Бараев и братья Ахмадовы прикрывали ваххабитской риторикой свой бизнес по похищению людей.
Отвечать за криминальный беспредел в республике Басаев не собирался: куда удобнее было находиться в оппозиции. Молниеносно наведя «порядок» в промышленности, Шамиль уже 10 июля подал в отставку «по состоянию здоровья». И сразу возобновил атаки на Масхадова.

В общем, Басаев был главным в Чечне возмутителем спокойствия. Ему всего было мало. Хотелось больше денег, больше власти, больше славы. Мирная жизнь не сулила ни того, ни другого, ни третьего. Да и боевики ничего не умели и не желали делать. Они готовы были лишь охранять какие угодно объекты и воевать. Вместе с иноземцем Хаттабом Шамиль торопил катастрофу своей родины: «передышка» казалась демонам войны невыносимо долгой.

Пытаясь унять Шамиля, Масхадов в начале 1998 г. даже уступил ему свои полномочия премьер-министра с предложением самостоятельно сформировать правительство. Но это ничего не изменило.
В сентябре 1998 г. и. о. премьера Басаев окончательно взбунтовался. Хасавюртовский договор не определял статуса Чечни, а предусматривал, что к этому деликатному вопросу стороны вернутся спустя 5 лет, то есть в 2001 г.
От имени оппозиции Басаев через СМИ обвинил Масхадова в том, что тот по истечении пятилетнего срока готов вернуть Чечню под власть Москвы.
Со свойственным ему артистизмом 33-летний Басаев потребовал, чтобы 47-летний Масхадов сложил полномочия президента. Из союзных ему полевых командиров Шамиль образовал мятежную Шуру. Заместителем «главного штаба» Шуры стал младший брат Хамид Басаев.

В ответ Масхадов отправил басаевское «правительство» в отставку. Басаев подчинился с легкостью: все равно Масхадов был уже заложником его планов. Профессиональный военный Масхадов искренне хотел мира, но был слишком слаб, чтобы противостоять демонам войны.
Правда, на первый взгляд кажется, что Масхадов располагал достаточными силами. Одной милиции перед 2-й войной в Чечне было 10 тыс. человек. Еще 3000 служили в Национальной гвардии, а 2000 — в министерстве безопасности. Имелись 1000 таможенников и пограничников, 200 работников прокуратуры, 100 конвоиров шариатского суда, да в придачу шариатская гвардия...

Однако в Чечне служат не министрам, а конкретным лицам, занимающим министерские посты. Между собой «силовики» были в сложных, часто враждебных отношениях. Их люди принадлежали к разным тейпам и имели очень разную подготовку. Кроме того, в республике орудовали многочисленные группы боевиков численностью до 50 человек. Они всегда готовы были принять сторону того, кто больше заплатит. Хотя формально Басаеву Хаттабом прямо подчинялись лишь 3000 отборных боевиков, всего побратимы имели в распоряжении до 40 тыс. Масхадов мог выставить ориентировочно лишь 15 тыс.
Иными словами, у Масхадова было гораздо меньше денег, чем у поджигателей войны. Трафик афганского опия-сырца через Литву и Калининград, организованный президентом «независимой Ичкерии» сразу после Хасавюрта, был существенным подспорьем, но не мог сравниться с миллионами долларов, которыми ворочали противники.

В разбитом на тейпы обществе вообще невозможно создать сильную центральную власть. Внутритейповые связи очень прочны, что обусловлено как культом предков, так и традицией кровной мести, осуществлять которую должны родственники пострадавшего.
Тейпы — пережитки догосударственного, первобытного (родового) общества. В древности наличие матриархальных, а затем и патриархальных тейпов было несомненным благом. Закон кровной мести сделал жизнь безопаснее по сравнению с существованием Дотейпового человеческого стада.
В конце XX века изолированным тейповым обществом оказалась «независимая Ичкерия». Полреспублики ходили друг у друга в кровниках. Человек не отправлялся в соседнее село без ручного пулемета. Многолетнее участие в бандах изуродовало психику десятков тысяч человек. Повсеместное распространение получила бессмысленная, садистская жестокость.

Пленных россиян закапывали живыми, ампутировали им части тела.
— Ты когда-нибудь отрезал человеку голову? — спрашивал, облизываясь от наслаждения, боевик у захваченного в заложники ельцинского помощника Шмидта Дзоблаева. — Ты не представляешь, какой это кайф!
Объединить чеченцев могла лишь внешняя угроза, и Басаев решил создать ее. Это решение было логическим следствием безнаказанности человека, на чьей совести гибель сотен невинных. Давно известно, что уступки террористам порождают новые теракты. Хасавюртовский договор был именно такой уступкой, и Басаев рассчитывал, что новая война с Россией закончится новой уступкой.
Когда вторжение в Дагестан было отбито, чеченцы поняли, что федералы этим не ограничатся. Бессильный Масхадов не посмел осудить вторжение: «остался со своим народом». Однако здравомыслящая часть чеченцев пыталась отмежеваться от поджигателей войны. Население басаевской вотчины — Веденского района — принялось за выдворение боевиков. Жители сел Гуни, Морзой Мок, Первомайское и Меседой образовали отряды самообороны от террористов.

Самыми неистовыми противниками Басаева стали пенсионеры, которые давно не видели своих пенсий — эти деньги уходили на содержание боевиков, покупку оружия и просто разворовывались местной администрацией. Стремясь успокоить народ, демон войны пошел на беспрецедентную меру, когда в середине сентября 1999 г. выплатил многомесячные задолженности пенсионерам из собственного кармана: урвал от терроризма.
С началом 2-й Чеченской войны некоторые российские СМИ поспешили объявить Шамиля Басаева агентом... ГРУ. Дескать, на Басаеве лежала обязанность создавать в Чечне нестабильную обстановку, провоцировать федералов на ответные действия. Зачем? Оказывается, ради российского ВПК: Чечня является удобным полигоном для расходования старых боеприпасов и списания старой техники, а также для испытаний новых вооружений. Благодаря войнам с чеченцами десятки тысяч рабочих по всей России имеют кусок хлеба. Припомнили, что Басаева готовили в Абхазии российские офицеры — вот тогда-то, мол, его и завербовали. Главный аргумент этой версии: федералы неоднократно «позволяли» Басаеву благополучно выбираться из передряг — и это неспроста!


Что тут скажешь? Прежде всего, сомневающимся в «подлинности» террориста Басаева следует посетить Ведено. Разбитое шоссе здесь заканчивается, а выше одна тропа уводит в Дагестан, а другая — в Грузию. Ни танки, ни тяжелые грузовики пройти там не могут.
Когда в 1995 г. Ведено взял штурмом полк ВДВ, басаевцы с неприступных круч практически отрезали десантников от снабжения. Спустя 4 недели измотанный, израненный полк ретировался, а боевики вернулись в дома.
В горах террористы могут ускользать от правительственных сил десятилетиями. Подтверждений тому множество: Ливан, Израиль, Колумбия, Албания, Испания, Афганистан, Таджикистан, Индия...

Любителям сенсационных разоблачений и теории заговоров стоит посмотреть видеофильм об ампутации правой ступни Абдуллаха Шамиля Абу Идриса: под таким замысловатым для чеченца именем укрылся «впавший» в радикальный ислам бывший советский студент. Ногу ему раздробило на минном поле 29 января 2000 г. при выходе из окруженного федералами Грозного.

Не Хаттаб и тем более не Радуев, не Гелаев и тем более не Масхадов, а безудержный демон войны Шамиль шел тогда по главе передового отряда. Он прекрасно знал, что в любой момент может прогреметь взрыв, но знал и то, что его имя поднимает дух тысяч боевиков. Лежа перед операцией в Алхан-Кале, он приказал снять действия хирурга на пленку: Шамиль еще цеплялся за имидж «бесстрашного освободителя чеченского народа».
Тогда же боевики отсняли душераздирающую казнь пленного контрактника путем усекновения головы — Басаев мстил за свое увечье.
А вырвавшись из окружения, Шамиль в третий раз женился. Видеокассета с записью брачной церемонии должна была показать и чеченцам, и противнику, что демон войны в полном порядке.

Скрываясь от федералов в заоблачных высях, Басаев не упускал ни единой возможности разрекламировать себя.
Стоило палестинцам осенью 2000 г. развязать террористическую войну против Израиля, как одноногий демон войны громогласно пообещал отправить 150 боевиков на подмогу единоверцам. Разумеется, то была чистейшей воды болтовня: об участии чеченцев в терактах на Святой земле ничего неизвестно.
Вскоре был тяжело ранен и Ширвани, брат «агента ГРУ».

А 13 марта 2001 г. в ночном бою пал полевой командир Хамид Басаев, другой брат Шамиля. Неплохой «агент», которому родных братьев не жаль — это на Кавказе-то! О том, что собственного тела Шамилю «ради ГРУ» не жаль, речь не идет: всего он получил 8 ранений и 7 контузий.
Но 5 ноября 2001-го он еще продолжал «рыпаться».
— В течение семидесяти двух часов военные коменданты и главы местных администраций в Чечне должны подготовить пункты сбора оружия, — объявил Шамиль ультиматум из глубокого схрона. — Российская армия и подразделения ФСБ должны начать процесс разоружения. В случае невыполнения этих требований я намерен самостоятельно предпринять адекватные «меры по разоружению» российской армии на территории Чечни.
Живее всех живых

Первое сообщение о гибели Шамиля сделал 30 апреля 2002 г. начальник российского генштаба генерал армии Анатолий Квашнин:
— Шамиль Басаев уничтожен, но пока не найден его труп.
Впрочем, более Квашнин к этой теме не возвращался: уж больно удобен виртуальный враг! К тому времени почти все видные полевые командиры чеченцев были перебиты либо пленены. Несмотря на то, что именно бандиты вроде Басаева привели республику к катастрофе, ненависть к «Русне» и «русистам» (терминология Шамиля) пропитала в Южной Чечне сознание народа. Конечно, этому способствовали сами военные, а еще больше — российские милиционеры. Поначалу они во время «зачисток» грабили чеченцев, но позднее оценили торговлю заложниками и стали требовать за задержанных людей выкуп.

Неудивительно, что для большинства горцев россияне стали кровными врагами, которых нужно убивать везде, где придется. Во время рейда на Буденновск самым хладнокровным палачом оказался 14-летний мальчик. Паренек убивал без малейшего сомнения. Перед телекамерами западных корреспондентов он похвалялся:
— Таких как я в Ичкерии много!
Убийца говорил правду. Когда в село привозили захваченных военных, мальчишки сбегались на забаву: швыряли в беззащитных камнями, остервенело избивали ногами, старались «подколоть» кинжалами.


Поколение, выросшее на «подвигах» Шамиля Басаева, продолжает террористическую войну. Пацаны 11-13 лет, не окончив ни единого класса школы, свободно обращаются с пистолетами, автоматами, гранатометами и за небольшую мзду готовы заминировать что угодно. Вот только это не значит, что с чеченским терроризмом невозможно покончить.
Достаточно вспомнить, насколько спокойной Чечня была в советские годы. А ведь сталинское выселение чеченцев в 1944 г. также породило терроризм.

Скрывающиеся в горах абреки мстили за своих близких и свои дома, убивая всех нечеченцев. Но длилось это недолго: абреки были уничтожены. Все до одного.

... Раиса Дундаева, боевая подруга Шамиля, была схвачена в июле 2001 г. в доме, который правительство «независимой Ичкерии» подарило ей в 1997 г. за участие в «буденновском» походе — с подачи, разумеется, ее всесильного в ту пору любовника.
Выяснилось, что к началу 2-й Чеченской кампании Дундаева стала «походно-полевой женой» в «армии» Салмана Радуева (формально она числилась там медсестрой).
Судили Раису и еще 9 участников налета на Буденновск в Пятигорске.
— Мое участие в нападении на Буденновск было вынужденным, так как я занимала подневольное положение в отряде Басаева, — пояснила Дундаева в своем последнем слове 11 апреля 2002-го. — Я была всего лишь поварихой и медсестрой, но готова понести ответственность за содеянное. Прошу проявить ко мне лояльность, поскольку во мне еще осталось много человеческого.

Ставропольский краевой суд приговорил ее к 11 годам заключения. Остальные подсудимые «получили» по 12-16 лет лишения свободы. Один Аллах ведает, добром ли поминают они сейчас Шамиля. Зато федеральная власть знай подсовывает нам этого вездесущего демона войны, едва в России происходит крупный теракт.

Басаев «отвечает» за захват «Норд-Оста» и покушение на президента Ингушетии, Басаева якобы видели 22-23 июня 2004 г. среди боевиков, атаковавших Ингушетию, а в сентябре того же года в Интернете появилось послание, в котором демон взял на себя убийство бесланских детей. Разумеется, «опознали» Басаева и среди тех, кто 13 октября 2005 г. пытался захватить Нальчик. Словно в гипнотическом трансе, все слепо этому верят.

Между тем современный терроризм немыслим без «работы на публику», без пиара. А последние достоверные видеозаписи Басаева сделаны не позднее весны 2002-го. Правда, 28 июля 2005 г. американский телеканал АВС показал интервью, которое Басаев якобы дал месяцем ранее корреспонденту радио «Свобода» Андрею Бабицкому.

Оказывается, Бабицкий — будучи в отпуске! — прогуливался по Ингушетии (куда якобы пробрался из Чехии через Украину), когда рядом остановилась машина. «Садись», — услышал стрингер. В автомобиле он обнаружил Басаева. «У меня выбора уклониться от встречи с ним не было», — сетовал Бабицкий позднее.
Нашлась при отпускнике и любительская видеокамера, которой он заснял откровения какого-то бородача, похожего на Басаева ичкерийских времен. В общем, известный провокатор Бабицкий нагромоздил вокруг встречи с Басаевым столько несуразицы, что довериться этой записи никак невозможно.
__________________
С уважением, Габи
Все пройдет - Omnia transibunt.
Пройдет и это - Et id transibit quoque....
Габриэлла вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
басаев, военные, заложники, освобождение, террор, терроризм, чечня, шамиль

Опции темы
Опции просмотра Оценка этой темы
Оценка этой темы:

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Проблема выхода из войны.Афганский синдром. Габриэлла Психология войны/терроризма 3 08.05.2014 10:41
СУЛИТ ЛИ ВОЙНЫ ГОД ДРАКОНА ? Габриэлла Обзор конфликтов 0 19.06.2012 17:54
БАСАЕВ ВЫИГРЫВАЕТ ВОЙНУ Габриэлла Спецоперации 12 09.06.2012 17:44
Хроники чеченской войны... Габриэлла О войне в Чечне 0 14.03.2012 20:54
Будущие войны ? egorij Вооруженные конфликты 2 16.10.2009 02:34


Текущее время: 06:41. Часовой пояс GMT.
Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2014, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot

Обмен ссылками: