Автор Тема: Авторитетные мнения  (Прочитано 1887 раз)

Admin

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 11508
    • Просмотр профиля
Авторитетные мнения
« : Январь 12, 2010, 01:58:24 pm »
Мнения иностранных военных авторитетов о применении химического оружия в 20-х и 30-х годах

Начальник химической службы армии США генерал Фрайс:

"Следует вспомнить, что ни одно могущественное боевое средство никогда не оставалось без применения, раз была доказана его сила. Отравляющие вещества показали себя в мировой войне одним из самых сильных видов оружия… Употребление отравляющих веществ нельзя приостановить каким-либо соглашением, потому что, если путем соглашения можно было бы приостановить употребление какого-либо могущественного оружия войны, то и всю войну можно было бы предотвратить соглашением.
Пусть знает мир, что мы будем употреблять отравляющие вещества против всех армий, которые станут воевать против нас. Пусть знает мир, что мы предполагаем пользоваться отравляющими веществами до самых крайних пределов нашего искусства…
Употребление газов в мировую войну было детской игрой по сравнению с тем, какие вещества будут применяться в будущем".



Французский генерал Фовиль:

"Газ не только сохранит свое положение, завоеванное им в мировую войну, но и неизмеримо усилит его. Действие газов будет, вероятно, распространяться на обширные районы, так что поле сражения будет постоянно насыщено газами и доступ на него будет возможен лишь в противогазах и защитных костюмах. Иприт даст возможность прикрывать сосредоточение армии и устраивать непроходимые оборонительные пояса и широкие фланговые прикрытия.
Перевес в грядущей войне будет на стороне того, кто сумеет внезапно нанести удар при помощи химического оружия"


Француз Анри Ле-Вита в книге "Вокруг химической войны":

"Никто не сомневается, что, если разразится новая война, она будет характеризоваться применением неизвестных еще образцов химического оружия, которые будут играть наибольшую роль… А это оружие, изучаемое в строгой тайне в лабораториях всех стран, становится все более и более смертоносным"


Фуллер (Англия):

"Химическая война стала реальностью. Нельзя предполагать, чтобы какие-либо взаимные соглашения или договоры смогли уничтожить её. Против такого предположения громко вопиет история войн. Не было ещё случая, чтобы было уничтожено новое оружие или тактическое преимущество, особенно, если ценность его очевидна. Никакие договоры не удержат противника, если он захочет добиться преимущества или если его существование поставлено на карту".


Давидсон Пратт (руководитель объединения химической промышленности Англии):


"В случае новой войны та страна, которая будет иметь сильную химическую промышленность, окажется в выигрышном положении в отношении противника. Так как будет способна сейчас же применить методы химической войны, не выжидая долгого времени для её развертывания.
Солдату безразлично, будет ли он убит фугасным снарядом или ОВ, с другой стороны, расширенное применение химического оружия позволяет окончить войну в более короткий срок… Всякое оружие, позволяющее быстрее окончить войну, должно пользоваться и юридическими правами, каким бы жестоким оно ни казалось".


Английский специалист по военно-химическому делу Виктор Лефебюр в 1931 году в статье "Научное разоружение" писал:

"Применение химических средств в течение прошлой войны переживало лишь период детства… Послевоенные химические изыскания не обнаруживают границы возможностей, но наоборот, создают твердую базу для новых форм развития химического оружия".


Польский генерал Сикорский в своей книге "Будущая война" писал:


"Величайшей неожиданностью будущей войны может стать массовое применение боевых химических средств. Химические средства включают в себя возможность достижения максимальной технической внезапности.
Применение ОВ в массовом количестве в будущей войне решительно изменит её лицо. Их влияние на организацию армии и на характер её действий будет могущественно и может сравнено лишь с аналогичной ролью такого знаменитого изобретения. Каким было изобретение пороха".
[/FONT][/COLOR][/SIZE]
Если для кого-то я хороший, значит для кого-то я плохой.